Цитаты из романа «Триумфальная арка»

И если ты будешь меня любить в четыре часа утра, мы сделаем так, чтобы всегда было четыре часа — вместе со временем мы полетим вокруг Земли, и оно остановится для нас.


— Такого кальвадоса я никогда не пила, – сказала она и сделала второй глоток. – Его не пьешь, а словно вдыхаешь.


Ты будешь пить один кальвадос и думать о другом.


— Дай мне еще кальвадоса, — сказала она. — Похоже, он и в самом деле какой-то особенный… Напиток грез…


Странно, как много думает человек, когда он в пути. И как мало, когда возвратился.


Как много придумано слов для простого, дикого, жестокого влечения двух человеческих тел друг к другу.


И что бы с вами ни случилось — ничего не принимайте близко к сердцу. Немногое на свете долго бывает важным.


Я доверяю телу. Оно лучше знает, чего хочет, лучше головы, в которую бог знает что взбредет.


— Мало ли на свете людей, похожих друг на друга.
— Да, но есть лица, которые никогда не забываются.


Мы слишком много времени торчим в комнатах. Слишком много думаем в четырех стенах. Слишком много живем и отчаиваемся взаперти. А на лоне природы разве можно впасть в отчаяние?


Кто ничего не ждёт, никогда не будет разочарован. Вот хорошее правило жизни. Тогда всё что придёт потом покажется вам приятной неожиданностью.


Счастье начинается тобой и тобой же кончится. Это же так просто. Любовь — это когда хочешь с кем-то состариться.


Кому нужна мораль в любви? Мораль — выдумка слабых, жалобный стон неудачников.


Если все равно ничего нельзя сделать, незачем доводить себя до безумия.


Самое невероятное почти всегда оказывается наиболее логичным.


Один из двоих всегда бросает другого. Весь вопрос в том, кто кого опередит.


Только мелочи объясняют всё, значительные поступки ничего не объясняют. В них слишком много от мелодрамы, от искушения солгать.


Она была само упоение, когда пила; сама любовь, когда любила; само отчаяние, когда отчаивалась, и само забвение, когда забывала.


Только мечта помогает нам примириться с действительностью.


В хладнокровных размышлениях можно растворить ненависть и обратить её в целеустремленность.


Вера легко ведёт к фанатизму. Вот почему во имя религии пролито столько крови.


Я люблю тебя и буду любить, пока не перестану дышать. Я это твердо знаю. Ты мой горизонт, и все мои мысли сходятся к тебе. Пусть будет что угодно – все всегда замыкается на тебе.


Лучше на мгновение испытать стыд, зато потом наслаждаться покоем.


— Я тебя люблю.
— Но ты же меня практически не знаешь?
— А какое это имеет отношение к Любви?


Человек никогда не может закалиться. Он может только ко многому привыкнуть.


Разве может быть любовь совершенной, если каждую ночь, едва уснув, я теряю тебя?


Умер человек. Но что тут особенного? Ежеминутно умирают тысячи людей. Так свидетельствует статистика. В этом тоже нет ничего особенного. Но для того, кто умирал, его смерть была самым важным, более важным, чем весь земной шар, который неизменно продолжал вращаться.


Самое правильное при расставании — уйти.


Свободен лишь тот, кто утратил всё, ради чего стоит жить.


Раскаяние — самая бесполезная вещь на свете. Вернуть ничего нельзя. Ничего нельзя исправить. Иначе все мы были бы святыми. Жизнь не имела в виду сделать нас совершенными. Тому, кто совершенен, место в музее.


Какими жалкими становятся истины, когда высказываешь их вслух.


Разве можно что-нибудь объяснить, когда не смотришь друг другу в глаза?


Женщина от любви умнеет, а мужчина теряет голову.


Мы вместе, надолго ли, нет ли — кто знает? Мы вместе, и этого достаточно. К чему нам всякие церемонии?


Не терять независимости. Все начиналось с потери независимости уже в мелочах. Не обращаешь на них внимания — и вдруг запутываешься в сетях привычки. У нее много названий. Любовь — одно из них. Ни к чему не следует привыкать. Даже к телу женщины.


У людей одна забота — быть счастливым и не искать никаких доводов в свое оправдание.


Никогда не следует мельчить то, что начал делать с размахом.


Тебя держит сама любовь, а не человек, случайно носящий её имя. Ты ослеплён игрой воображения, разве можешь ты судить и оценивать? Любовь не знает ни меры, ни цены.


Ни один человек не может стать более чужим, чем тот, кого ты в прошлом любил.


Если хочешь что-то сделать, никогда не спрашивай о последствиях. Иначе так ничего и не сделаешь.


Утешает только самое простое. Вода, дыхание, вечерний дождь. Только тот, кто одинок, понимает это.


Кто объясняется — тот уже оправдывается.


Любовь — это когда хочешь с кем-то состариться.


Когда умираешь, становишься каким-то необычайно значительным, а пока жив, никому до тебя дела нет.


Все всегда предрешено заранее, а люди не осознают этого и момент драматической развязки принимают за решающий час, хотя он уже давно беззвучно пробил.


Всё, что можно уладить с помощью денег, обходится дёшево.


Вторая ночь. Она опасна. Прелести новизны уже нет, а прелести доверия еще нет.


Человек не подозревает, как много он способен забыть. Это и великое благо и страшное зло.


Скорее всего теряешь то, что держишь в руках, когда оставляешь сам — потери уже не ощущаешь.


— Ты никогда ничего не боишься.
— Я уже ничего не боюсь. Это не одно и то же.


Кем бы ты ни был — поэтом, полубогом или идиотом, все равно, — каждые несколько часов ты должен спускаться с неба на землю, чтобы помочиться. От этого не уйти. Ирония природы.


Дай женщине пожить несколько дней такой жизнью, какую обычно ты ей предложить не можешь, и наверняка потеряешь её. Она попытается обрести эту жизнь вновь, но уже с кем-нибудь другим, способным обеспечивать её всегда.


Спокойно прожить жизнь — вот что сегодня кажется самым невероятным приключением.