Три товарища. Самые яркие цитаты.

Давай просто будем. Не надо обещаний. Не надо ожидать невозможного. Ты будешь у меня, а я — у тебя. Давай просто будем друг у друга. Молча. Тихо. И по-настоящему!!!


Только тот, кто несчастлив, знает, что такое счастье. А счастливец – все равно что манекен, он только демонстрирует радость жизни, но не владеет ею.


Пока человек не сдается, он сильнее своей судьбы!!!


Чем больше люди знают друг друга, тем меньше они друг друга понимают. И чем ближе они знакомятся друг с другом, тем более чужими они становятся.


Меланхоликом становишься, когда размышляешь о жизни, а циником — когда видишь, что делает из нее большинство людей.


Если хочется жить, это значит, что есть что-то, что любишь. Так труднее, но так и легче.


Дни рождения тягостно отражаются на душевном состоянии. Особенно с утра.


Самое худшее, когда нужно ждать и не можешь ничего сделать. От этого можно сойти с ума.


Трудно найти слова, когда действительно есть, что сказать.


Ты хочешь знать, как быть, если ты сделал что-то не так? Отвечаю, детка: никогда не проси прощения. Ничего не говори. Посылай цветы. Без писем. Только цветы. Они покрывают всё. Даже могилы.


…до чего же страшно любить женщину и быть бедным.


Были у нее два поклонника. Один любил ее и дарил ей цветы. Другого любила она и давала ему деньги.


— Хотите яблоко? Яблоки продлевают жизнь!
— Нет, спасибо.
— А сигару?
— Они тоже продлевают жизнь?
— Нет, они укорачивают её. Потом это уравновешивается яблоками.


Люди ещё больший яд, чем алкоголь или табак.


Ничего нельзя знать наперёд. Смертельно больной человек может пережить здорового. Жизнь – очень странная штука.


Мы продолжали молча сидеть рядом. О чем мы еще могли говорить? Мы слишком многое испытали вместе, чтобы стараться утешать друг друга.


Женщина не должна говорить мужчине о том, что любит его. Об этом пусть говорят её сияющие, счастливые глаза. Они красноречивее всяких слов.


И вдруг я увидел, что значу для другого человека и что он счастлив только от того, что я рядом с ним. Такие слова сами по себе звучат очень просто, но, когда вдумаешься в них, начинаешь понимать, как это все бесконечно важно. Это может поднять бурю в душе человека и совершенно преобразить его. Это любовь и все-таки нечто другое. Что-то такое, ради чего стоит жить. Мужчина не может жить ради любви. Но ради другого человека — может.


Только не принимать ничего близко к сердцу. Ведь то, что примешь, хочется удержать. А удержать нельзя ничего.


Только глупец побеждает в жизни, умник видит слишком много препятствий и теряет уверенность, не успев еще ничего начать. В трудные времена наивность — это самое драгоценное сокровище, это волшебный плащ, скрывающий те опасности, на которые умник прямо наскакивает, как загипнотизированный.


Никогда, никогда и еще раз никогда ты не окажешься смешным в глазах женщины, если сделаешь что-то ради нее. Пусть это даже будет самым дурацким фарсом. Делай все, что хочешь, — стой на голове, неси околесицу, хвастай, как павлин, пой под ее окном. Не делай лишь одного — не будь с ней деловым, разумным.


Родиться глупым не стыдно; стыдно только умирать глупцом.


Женщина — это вам не металлическая мебель; она — цветок. Она не хочет деловитости. Ей нужны солнечные, милые слова. Лучше говорить ей каждый день что-нибудь приятное, чем всю жизнь с угрюмым остервенением работать на неё.


Днём всё выглядит иначе, чем вечером.


Скромность и добросовестность вознаграждаются только в романах. В жизни их используют, а потом отшвыривают в сторону.


Как узнают настоящего джентельмена, знаешь? Он ведёт себя прилично, когда налижется.


Человек всегда велик в намерениях. Но не в их выполнении. В этом и состоит его очарование.


Устоями человеческого общества являются корыстолюбие, страх и продажность. Человек зол, но он любит добро когда его творят другие.


Все мы такие. Все живём в долг и питаемся иллюзиями.


Живём, питаясь иллюзиями из прошлого, а долги делаем в счёт будущего.


Забвение — тайна вечной молодости. Мы стареем только из-за памяти. Мы слишком мало забываем.


Кто одинок, тот не будет покинут.


Сегодня главное: уметь забывать! И не раздумывать!


Чем меньше знаешь, тем проще жить. Знание делает человека свободным, но несчастным. Выпьем лучше за наивность, за глупость и за все, что с нею связано, — за любовь, за веру в будущее, за мечты о счастье; выпьем за дивную глупость, за утраченный рай!


В наш деловой век нужно уметь быть романтиком.


Может быть, мы так привыкли без конца вкалывать, что даже от какой-то капельки свободы нам и то становится не по себе.


Врач всегда должен надеяться — такая уж у него профессия.


Мы слишком много знаем и слишком мало умеем потому что знаем слишком много.


Человека теряешь, только когда он умирает.


Ошибочно предполагать, будто все люди обладают одинаковой способностью чувствовать.


Благоговение к памяти умерших это не что иное, как сознание вины перед ними. Люди стараются возместить зло, которое они причинили покойникам при жизни.


Пусть наши дети заимеют богатых родителей.


– Героизм, мой мальчик, нужен для тяжелых времен, – поучительно заметил Ленц. – Но мы живем в эпоху отчаяния. Тут приличествует только чувство юмора.


Мы за равенство только с теми, кто нас превосходит.


И хорошо, что у людей еще остается много важных мелочей, которые приковывают их к жизни, защищают от нее. А вот одиночество — настоящее одиночество, без всяких иллюзий — наступает перед безумием или самоубийством.


Говорят, труднее всего прожить первые семьдесят лет. А дальше дело пойдет на лад.


Прошлое научило нас не заглядывать далеко вперёд.


Потому что время от времени вдруг накатывалось прошлое и впивалось в меня мёртвыми глазами. Но для таких случаев существовала водка.


Невидящими глазами я смотрел в небо, в это серое бесконечное небо сумасшедшего Бога, который придумал жизнь и смерть, чтобы развлекаться.


— А ведь, собственно говоря, очень стыдно ходить по земле и почти ничего не знать о ней. Даже нескольких названий цветов и тех не знаешь.
— Не расстраивайся, — сказал я, — гораздо более позорно, что мы вообще не знаем, зачем околачиваемся на земле. И тут несколько лишних названий ничего не изменят.